Сати Спивакова

  • Пожаловаться



Детство и юность

Сати Саакянц, ставшая известной как Сати Спивакова, родилась 7 января 1962 года в Ереване в семье музыкантов. Отец – Зарэ Саакянц, известный армянский скрипач. Мать – Аида Аветисова, пианистка. «У нас была настоящая семья музыканта: много книг, музыки, интеллигентские разговоры и никакого материального достатка – оклад у отца был мизерный. Но при первой же возможности папа купил для мамы рояль», – вспоминала Сати.

Училась в специальной музыкальной школе, играла на рояле. Окончила Ереванскую музыкальную школу, однако еще во время учебы поняла, что профессиональным музыкантом не станет. «У меня был дикий зажим, когда я выходила к роялю играть, а там, в зале, сидело больше двух человек. Чтобы что-то разучить, мне надо было часов пять, когда другому требовалось всего лишь полчаса. Так что я очень рано поняла: это не мое», – признавалась Сати. После окончания музыкальной школы отправилась в Москву и поступила в ГИТИС, который окончила в 1984 году, курс Туманова.

Карьера

В 1980 году дебютировала в кино, снявшись в главной роли в армянском фильме «Лирический марш». В этой социальной драме она сыграла роль Мариам (Марьямик). Действие фильма разворачивается в 1918 году, в разгар гражданской войны на Кавказе. Учительница Марьямик, узнав, что ее муж арестован и отправлен в тюрьму, решает его спасти. Вместе со своей теткой она отправляется на розыски супруга. Этот тяжелый путь станет для Марьямик путем прозрения. Найдя, наконец, мужа и узнав, что его арест не связан с политикой, она, получив возможность забрать из тюрьмы одного человека, спасает не мужа, а другого – приговоренного к смерти.

В 1983 году снялась в главной роли картины «Ануш» – экранизации оперы А. Тиграняна, по мотивам поэмы Ов. Туманяна. Фильм представляет из себя историю трагической любви девушки Ануш (ее сыграла Сати) и пастуха Саро. Сама она говорила, что это была крайне значимая для нее роль: «Ануш – символ Армении, единственная героиня в армянской литературе. Есть даже коньяк «Ануш» – на этикетке девушка в косах и с кувшином. И вот армянская диаспора за рубежом выделила деньги, чтобы снять фильм-оперу по мотивам «Ануш». Наверное, решиться на такое можно только в 19 лет, свято веря в то, что когда-нибудь из тебя получится Сара Бернар. После занятий в институте поздно ночью я вылетала в Армению, мама там меня откачивала-отпаивала, в семь утра я неслась на студию, ночью садилась в самолет – и летела обратно в Москву».

В 1986-м исполнила небольшую роль в ленте «Чужие игры» (Ашхен). В дальнейшем отказалась от карьеры актрисы после замужества. Лишь в 2011-м она опять появилась на экране, сыграв небольшую роль в мелодраме Ренаты Литвиновой «Последняя сказка Риты». В 30 лет она закончила Сорбонну, где изучала языкознание и историю Франции. На телеканале «Культура» вела программу «Сати Спивакова. Мои истории», затем перешла на на ОРТ, сократив название программы до «Сати». Позже стала ведущей «Камертон» на телеканале «Культура». В 2010 году стала вести программу «Сати. Нескучная классика» на канале «Культура». Получила ТЭФИ в номинации «Музыкальная программа. Классика».

В 2002 году выпустила книгу мемуаров «Не всё». В 2013 году награждена Орденом Дружбы за большие заслуги в развитии отечественного телерадиовещания, культуры и многолетнюю плодотворную работу.

Прощание с профессией

Легко ли дался Сати выбор между возможными лаврами Сары Бернар и статусом жены Владимира Спивакова? Отнюдь. Но решение все же было принято. Она поставила жирный крест на актерской карьере и превратилась в «мужнюю жену». Поползновения совместить семейную жизнь и работу были! Но ни к чему хорошему поиск таких вариантов – «сегодня побуду женой, завтра актрисой» – не приводил, он лишь подталкивал семейные отношения к пропасти.

«Мы теряли общий язык, – исповедуется Сати, – пустота сразу же заполнялась другими людьми, и брак шел к катастрофе. Он не рухнул только потому, что ко мне пришло понимание: я человек сильный, могу жить и уважать себя, не будучи актрисой и женщиной независимой». 

И Сати превратилась в советника, помощника, секретаря своего прославленного мужа. Компромисс? Безусловно! Но, пользуясь такой моделью семьи, они успешно прожили вместе около 20 лет. Она вспоминает супругу знаменитого Иегуди Менухина. Даяна – сильная, властная – была танцовщицей в труппе самого Сергея Дягилева. Но в анкетной графе «профессия» она предпочитала сообщать иное. «Раба», писала Даяна, определяя этим словом свое служение мужу – великому скрипачу. «В этом, конечно, был какой-то кураж, – говорит Сати. – Если Даяна и была рабыней, то весьма счастливой». Сати тоже посвящает себя мужу чуть ли не полностью, стремится обеспечить ему надежный тыл. А где же ему быть, этому тылу, как не дома? «Я не играю роль музы, – скромничает Сатеник. – Я по возможности оберегаю мужа от всего, что отвлекает от работы».

Второй заход

Со временем артистичность Сати все же прорвалась наружу, хотя и не в ущерб семье. По ТВ прошел цикл ее передач. Нельзя было не заметить профессионализм Сати, ее обаяние и богатство привлеченного материала. Годы, проведенные со Спиваковым, общение с интереснейшими людьми Европы – от монархов до знаковых личностей типа Майи Плисецкой или Шэрон Стоун, – отразились в этих передачах. Как и в изданной в Москве книге под кокетливым названием «Не все» (которое сулит надежду на появление более откровенного томика «Все…»).

В изданной книжке Сати ясно «отметилась»: умненькая, наблюдательная, «кусающаяся» и не так уж сильно утаивающая. Первым зрителем ее телепрограмм является маэстро. Сати с трепетом ждет его суждений: «Мне очень важно, что он думает обо всем, что я делаю. Я живу его жизнью уже 18 лет. А сейчас счастлива сказать, что и он начал немножечко жить моей жизнью, которая вдруг у меня стала зарождаться».

«Моя жена – актриса, – говорит недавно отметивший 60-летие Спиваков. – Теперь еще и тележурналист. Ведущая. Но для меня она во многом ведущая звезда. Потому что я многих вещей в своей жизни просто не совершил бы, если бы не ее вера в меня». 
Нынче Спиваковы живут между двумя домами – во Франции, где пустили корни их дети, и в Москве – там Владимир Теодорович недавно создал Национальный филармонический оркестр России. Имя Сати, сопровождаемое прилагательными «очаровательная, элегантная», все чаще появляется в светской хронике. Освещают ее личное участие в той или иной затее, например в открытии ювелирного бутика, где, как уточнили репортеры, ее вкусы при выборе колье оказались сродни предпочтениям императорской семьи Японии. 

Личная жизнь

Биография Сати Спиваковой удивляет длительным и нерушимым замужеством, длящимся уже более тридцати лет. Тем удивительнее история их знакомства и развития отношений. Надо отметить, что у Владимира Спивакова брак с Сати не был первым, да и по возрасту он старше своей нынешней жены почти на двадцать лет. Наверное, поэтому, увидев девушку впервые, Владимир понял, что перед ним – его будущая жена, Сати Спивакова. Биография, личная жизнь у Владимира Спивакова на тот момент уже были бурными, но ради Сати он отказался от своего звания казановы.

Познакомились Сати и Владимир друг с другом заочно. Она впервые увидела его в «Голубом огоньке» на телевидении, где он выступал в составе «Виртуозов Москвы». Через некоторое время коллектив посетил с гастролями Армению, и поскольку среди «виртуозов» было много друзей отца Сати, компания собралась дома у Саакянц. Владимир именно в тот момент увидел девушку своей мечты. Правда, не вживую, а на фотографии. Это была небольшая выставка снимков из фильма «Ануш», где Сати сыграла национальную героиню.

Спиваков признается, что глядя на эту девушку с красивыми глазами и длинными косами, почувствовал, что это его будущая жена. Сати Спивакова и Владимир Спиваков встретились впервые после концерта «Виртуозов» в Москве. Все произошло за кулисами, и романтичным это знакомство было не назвать. Сати поблагодарила за чудесный концерт, Владимир дал ей автограф, а вокруг суетились администраторы, директор, гример.

Поговорить толком им не удалось. Однако Спиваков предложил встретиться после его возвращения с гастролей. Их вторая встреча произошла примерно через месяц в гостях у общего знакомого. И тоже никакой романтики не было. После чаепития Владимир вызвался подвезти Сати до дома, и они заблудились. Так полночи и проездили на машине, практически ни словом не обмолвившись. Выйдя из машины, девушка попросила обязательно ей позвонить, как только Владимир доберется до дома. Он так и сделал. В ту ночь они проговорили по телефону почти пять часов. Болтали обо всем и ни о чем, читали друг другу стихи, Спиваков много рассказывал о себе.

На следующий день он вновь уезжал на гастроли практически на месяц и клятвенно обещал позвонить 18 апреля, когда вернется домой. Сати чувствовала непреодолимую тягу к этому мужчине, но не хотела ошибиться. Поэтому 18 числа она ждала, как судного дня. Если бы Спиваков не позвонил, истории любви не случилось бы. Но поздним вечером телефонный звонок раздался. Они договорились встретиться на следующий день у памятника Пушкину. Сати поняла, что Владимир — это тот мужчина, с которым она проведет всю свою жизнь.

Свадьба

Долгое время окружение Владимира Спивакова не принимало девушку в свое общество, на нее смотрели свысока и снисходительно кивали при встрече. Однако армянская девушка выиграла в этом противостоянии и доказала, что достойна быть женой этого талантливого человека. С достоинством, которому можно позавидовать, она носила имя Сати Спивакова. Биография, дети в которой занимают главенствующее место, открыла новую главу.

В течение года после знакомства влюбленные жили в маленькой квартире Владимира на проспекте Вернадского. Сати долго ждала от Спивакова предложения руки и сердца, но он не торопился. В прошлом уже обжигался на этом, да и его родные не сразу приняли Сати в свой дом. Однако помолвка состоялась. Это решение было принято Владимиром Спиваковым из-за того, что девушка могла уехать по распределению в Ереванский театр. Свадьба была крайне скромной, без толпы гостей.

После регистрации в ЗАГСе молодые съездили на фотосессию в парк, а после вернулись домой, где за праздничным столом их ждали немногочисленные родственники. Отец Сати не смог приехать на бракосочетание дочери, у него были гастроли в Германии. Собственно, и Владимир Спиваков уехал на концерты спустя пару дней, оставив свою супругу одну.

Дети

Вскоре после свадьбы недавняя невеста поняла, что беременна. Счастью не было границ, ведь скоро станет матерью она, Сати Спивакова. Биография, дети в которой имеют огромное значение, обрела новые краски. В 1985 году у пары родилась дочь Екатерина. Через несколько лет семья переезжает во Францию из-за работы Спивакова. С тех пор они так и живут на два дома: один – в Москве, другой – в Париже. В 1989 году родилась вторая дочь четы Спиваковых – Татьяна. Спустя почти шесть лет у них появился третий ребенок – дочка Анна. Кроме того, в семье воспитывалась племянница Владимира, дочь его погибшей сестры – Александра.

Сати Спивакова, дети которой проводили не так много времени с матерью, признается, что на первом месте для нее всегда был муж и его мнение. Во время их поездок с детьми оставалась мама Спиваковой, которая привнесла многое в их воспитание.

По признанию самой телеведущей, такой образ жизни научил ее девочек самостоятельности, они с легкостью преодолевают жизненные трудности. Сати Спивакова, дочери которой уже давно взрослые, всегда была либеральной мамой. Она никогда ничего не запрещала детям, считая, что таким образом они сами смогут найти верный ответ, правильное решение.

Даже когда старшая дочка Катя сменила свои длинные красивые волосы на черные дреды, мать отнеслась к этому философски. И в самом деле, вскоре девочка поняла, что подобный стиль не для нее, и все вернулось на свои места. Сати спокойно относится к кавалерам дочерей, считая, что вмешиваться в отношения детей нельзя ни в коем случае. Главное для нее, чтобы девочки были счастливы. Хорошими родителями считают себя Сати Спивакова и Владимир Спиваков. Дети их также пошли по творческому пути. Старшая Екатерина стала кинорежиссером-сценаристом, средняя Татьяна – актрисой, младшая дочка тоже видит себя в мире искусства. Сейчас все дочери Спиваковых живут во Франции. Родители навещают их во время перерывов в своей работе. Теперь, когда дети выросли, армянская красавица может снова заниматься своей карьерой, что и делает Сати Спивакова. Биография, семья, дети в которой были на первом месте, опять может пополниться весомыми работами в кино и на телевидении.

Интересные фрагменты интервью

Вы говорили, что были женщиной без стержня. Сейчас о вас этого никак не скажешь.

– Возраст, опыт, рождение детей в любом случае меняют женщин. Кроме того, я сама себя лепила, делала ошибки и училась на них.

А Владимир Теодорович не занимался вашим воспитанием? Когда взрослый мужчина берет в жены молодую девушку, он иногда стремится стать Пигмалионом.

– То, о чем вы говорите, мне знакомо – я знаю немало таких пар. У нас совершенно другой случай. Володин секрет в том, что он, взрослый мужчина, так и остался большим ребенком. Как ни странно, это человек, который до сих пор не уверен в своем таланте, он сам себе всю жизнь доказывает, что чего-то стоит. Поэтому Володя никогда не действовал, как Пигмалион. Но я не могу сказать, что Спиваков меня лепил. Правда, он привил мне вкус к живописи. Или, скажем, приучил меня к китайским ресторанам – он их любил, а я нет. Другое дело – он может сказать, что ему что-то не нравится, и я к этому прислушиваюсь.

Как-то я убирала квартиру, еще на Вернадского. Володя неожиданно вернулся с репетиции, а я стою, как сейчас помню, в откуда-то выкопанных красных носках. «Ну и вид у тебя! Будто с армянской горы спустилась», – заметил он. Больше я не ношу носков, ни при каких обстоятельствах. .. В другой раз он так же неожиданно вернулся и увидел меня в бигудях. Мне было сделано замечание, и больше меня в бигудях никто не видел.

А ваша профессия? В кино вы больше не снимались?

– Нет, я еще несколько раз пыталась, но… Видите ли, я считаю, что у нас очень счастливый брак. Я счастливый человек, и Володя, надеюсь, тоже. Но за эти шестнадцать лет совместной жизни мы дважды стояли на краю пропасти в наших отношениях, и оба раза из-за моих поползновений совместить две роли – жены Спивакова и профессиональной актрисы. Стоило мне сделать такую попытку, и все заходило в тупик. Мы теряли общий язык, пустота сразу же заполнялась другими людьми, и брак шел к катастрофе. Он не рухнул только потому, что ко мне, наконец, пришло понимание: я человек сильный, могу жить и уважать себя, не будучи актрисой и женщиной независимой. И вот когда я это уяснила, все стало на свои места.

После свадьбы я очень быстро родила Катю. Володя сказал: «Ну ладно, ты пока посиди дома, подожди, а там посмотрим». Когда Кате исполнился год, умер папа. Я поехала в Ереван его хоронить и осталась там, потому что надо было поддержать маму – она была в очень плохом состоянии. Я поняла: чтобы не сойти с ума, надо работать. Начала сниматься, и это вызвало бурную реакцию. Володя внезапно прилетал на два дня – а меня нет. Ну и, как всегда, нашлись добрые люди, которые ему твердили: «Все понятно, молоденькая, что с нее взять?» И вдруг у него изменился голос – совершенно чужой стал, непроницаемый.

Я вернулась домой и обнаружила, что он мне не верит, ревнует и из-за этой ревности готов поломать нашу судьбу.

То есть вы были на грани разрыва?

– Да, и в этот момент я поняла, что жизнь у меня одна и мне надо делать выбор сегодня, сейчас. Я решила, что для меня важнее быть его женой.

Был еще период, когда я почувствовала, что он куда-то от меня удаляется, что его начинают окружать чужие люди, которые меня к нему не подпускают. Это произошло после нашего переезда в Испанию. Мне исполнилось тридцать лет, для женщины это рубеж, и я подумала: «Боже мой, я ведь ничего еще не сделала из того, что могла бы!»

Вы стали помощницей, секретарем, импресарио мужа?

– Нет, импресарио – это слишком громкое слово. У Володи замечательный импресарио, Мишель Глотц, который 25 лет работал с Каллас, Караяном. Во Франции, вообще в Европе его все знают – Караян называл его «моя музыкальная совесть», они вместе создавали Зальцбургский фестиваль.

Так что импресарио я себя никогда не назову. Скорее я координирую жизнь Спивакова: он дирижер, солист, он дает концерты в России, выступает с симфоническим оркестром, у него свой фестиваль – все это надо привести к общему знаменателю. Ну и, естественно, быт – об этом тоже надо думать. Я не играю роль музы, а стараюсь по возможности оберегать моего мужа от того ненужного, что отвлекает его от работы, потому что для него работа – это все.

А что, он действительно всюду ходит со скрипкой?

– Даже на пляж. Нормальные люди купаются, загорают, развалившись на песочке. А Спиваков надевает наушники, разворачивает партитуру… Сидит на полотенце с закрытыми глазами и размахивает руками. На юге Франции, где никто не знает, кто он такой, его, наверное, принимают за городского сумасшедшего.

И так же в самолете на него иногда смотрят – он и там работает. Был случай, когда я его встречала в Ницце беременная. Он летел из Рима, я вот с таким животом и с нашей старшей, Катей, приехала в аэропорт. Самолет прибыл, все выходят – а моего мужа нет. Я подхожу туда, где багаж, – крутятся три чемодана Спивакова, в том числе чемодан с нотами. Уже их стали снимать, я кричу: «Это чемоданы моего мужа!» Звоню девушке, которая его провожала в Италии: «Соня! Где Спиваков?» Та удивляется: «Ты что, мы его привезли заранее, за два часа, он хотел купить во фри-шопе сигареты». Сердце у меня упало: так, ему стало плохо в самолете… Катя говорит: «Мама, успокойся, успокойся». А я рыдаю: «Нет, с папой что-то случилось!»

Кидаюсь в бюро информации: объясните, может быть, кого-то из самолета увезли в больницу, не мог же человек пропасть?! Там говорят: «На ваше имя есть факс: господин Спиваков скоро будет здесь, он летит рейсом Лондон-Ницца». Но как он мог попасть в Лондон?

Оказывается, Вова действительно купил сигареты, до отлета оставалось еще два часа, он надел наушники, раскрыл какую-то симфонию и сел дирижировать. И, естественно, прослушал объявление о посадке. Когда он снял наушники, выяснилось, что самолет уже улетел. «Как вы объявляете, ничего не слышно!» Короче, авиакомпания умудрилась переправить его в Лондон, а там он сел на самолет в Ниццу.

А как ваши мечты о кино, о сцене? Вы не сожалеете, что не стали Сарой Бернар?

– Нет. То, что делает Володя, намного значительнее того, что могла бы делать я. И я счастлива, когда вижу в каком-то его проекте свою маленькую лепту. А потом, я его люблю…

Недавно Володя впервые выступил в Москве в качестве главного дирижера Российского Национального оркестра. Только я одна знаю, как он шел к этому концерту, чего это ему стоило. К сожалению, банда музыкальных критиков спустила на него всех собак – и концепция не та, и прическу поменял, и вообще «шоуменствует». А он меня, знаете, чем удивил? Обнял и тихо так сказал: «Пока мы вместе, мне ничего не страшно». Разве можно после таких слов о чем-то жалеть?

Видео



Источники