Генри Марш

  • Пожаловаться



Генри Томас Марш (англ. Henry Thomas Marsh; р. 5 марта 1950) – ведущий британский нейрохирург. Автор бестселлера «Истории о жизни, смерти и нейрохирургии» («англ.» «Do No Harm: Stories of Life, Death and Brain Surgery)». Кавалер Ордена Британской империи.

Образование

Генри Томас Марш родился в Оксфорде. Его отец – профессор-юрист, в 1960-х стал одним из основателей Amnesty International. Мать в 1939 году бежала в Британию из нацистской Германии. Будущий хирург учился в престижной школе Dragon в Оксфорде и в Вестминстерской школе в Лондоне. Изучал политологию, философию и экономику в Окс-фордском университете. Проучившись два года, бросил, уехал в Ньюкасл, увлёкся медициной, начав работать помощником в операционной. Окончательно решил посвятить себя этой специальности, когда у его трёхмесячного сына Уильяма диагностировали опухоль головного мозга. Операция была успешной, сейчас сын здоров.

Карьера. Общественная деятельность

До 2015 года работал старшим нейрохирургом-консультантом в Больнице св. Юрия («St george’s Hospital», южный Лондон), одном из крупнейших британских центров хирургии мозга. Специализируется на операциях на мозге под местной анестезией.

В 2004 году стал главным персонажем документального фильма BBC «Your Life in Their Hands» («Ваша жизнь – в их руках»), который получил золотую медаль Королевского Телевизионного Общества.

Фрагмент книги Марша «Призвание»

«Случалось, что в Лондоне меня вызывали на работу посреди ночи, хотя в отличие от Дева дежурил я не каждую ночь. Я просыпался от громкого звонка – зачастую одолеваемый странной иллюзией, будто я проснулся сам еще до того, как зазвонил телефон. По ночам обычно вызывают из-за кровоизлияния в мозг – кровотечения, спровоцированного травмой или хрупкостью кровеносного сосуда. Я должен был решить, оперировать пациента или нет. Иногда было очевидно, что без операции пациент умрет, а после нее с высокой вероятностью поправится.

Иногда было очевидно, что в операции нет необходимости и пациент выживет без нее. А иногда было очевидно, что человек умрет, что бы мы ни предприняли. Однако чаще всего нельзя было сказать однозначно, нужно оперировать или нет и поправится ли пациент после операции. При обширном кровоизлиянии в мозг пациенту суждено остаться инвалидом, как бы успешно ни прошла операция, ведь мозг – с его сложной структурой и высокой чувствительностью – восстанавливается гораздо хуже других частей тела.

Когда предполагалось, что мозг поврежден очень серьезно и пациент, даже если он и выживет, останется, как у нас принято говорить, «овощем», то вставал вопрос: не будет ли гуманнее дать ему умереть?

По снимку мозга редко можно с абсолютной уверенностью предсказать, до какой степени поправится пациент, но если мы примемся оперировать каждого, не задумываясь о самом вероятном исходе (есть хирурги, которые так и поступают), то некоторых пациентов – а тем более их близких – будут ожидать ужасные мучения. По последним оценкам, на территории Великобритании семь тысяч человек находятся «в вегетативном состоянии или состоянии минимального сознания».

Скрытые от наших глаз, они доживают век в специализированных учреждениях или дома под круглосуточным присмотром. Существует целый параллельный мир человеческих страданий, о котором большинство и не подозревает. Конечно, проще оперировать всех пациентов подряд, не думая о возможных последствиях.

Оправдывает ли один успешный результат все те страдания, что стали следствием многочисленных неудач? Да и кто я такой, чтобы решать, какой результат считать успешным, а какой – неудачным?

Нам говорят, что мы не должны мнить себя богами, вершащими человеческие судьбы. Однако порой ничего другого нам не остается, если мы убеждены, что задача врача заключается в уменьшении человеческих страданий, а не в спасении жизни любой ценой».

Начиная с 1992 года, сотрудничает с нейрохирургами постсоветских стран, главным образом в Украине. Первым в Украине сделал операцию по невралгии тройничного нерва. Его деятельность в Украине стала темой британского документального фильма «Английский хирург» (2007), представленного в Storyville (англ.) (программе-сериале документальных фильмов 4-го телеканала BBC) в сезоне 2007-2008. Это фильм о хирурге, который борется с моральными и этическими проблемами. Большую его часть сняли в украинской больнице.

В 2010 году по случаю своего дня рождения награжден орденом Британской империи. Зимой 2013-2014 был на Майдане в Киеве во время Евромайдана. Неоднократно приезжал во Львов, где давал бесплатные консультации в нейрохирургическом отделении Детской клинической больницы, а также выступал в украинских вузах с лекциями.

Женат на социальном антропологе Кейт Фокс «(Kate Fox)» – именно ей он посвятил свою первую книгу. Имеет трех детей от первого брака. В свободное время занимается изготовлением мебели и пчеловодством.

Литературная деятельность

В 2014 году в британском издательстве «Orion Publishers» вышли его мемуары «»Do No Harm: Stories of Life, Death and Brain Surgery»». По оценке журнала «The Economist», книге присущ удивительно элегантный стиль написания», а «в лице Г. Марша нейрохирургия нашла своего Босуэла».

В 2015 нейрохирург Андрей Мизак перевел английский бестселлер на украинский язык, в августе того же года книга «Истории о жизни, смерти и нейрохирургии» вышла в «Издательстве Старого Льва» в оформлении Назар Гайдучика. В 2015 году Генри Марш был одним из главных иностранных гостей Форума издателей во Львове, в рамках которого провел лекцию «Бремя выбора между правдой и надеждой» для студентов Украинского Католического Университета.

В 2017 году в «Издательстве Старого Льва» в переводе Екатерины Михалицыной вышло продолжение книги – «Ни солнце, ни смерть. Из дневника нейрохирурга» «(англ. Admissions: A Life in Brain Surgery)». В издательстве отметили: «“Ни солнце, ни смерть” – это цитата из Ларошфуко (Ни на солнце, ни на смерть невозможно смотреть в упор, – ред.). Поскольку в англоязычном названии использована игра слов, которую можно перевести на русский в таком формате, то переводчица Екатерина Михалицына, общаясь с Генри Маршем, искала альтернативное название и вместе с Генри они остановились на этом варианте»». Генри Марш стал одним из почетных гостей 24-го Форума издателей.

Книга Генри Марша «Не навреди»

«Истории о жизни, смерти и нейрохирургии» просто покорили сердца британцев – за пару-тройку месяцев они раскупили порядка 170 тысяч экземпляров! Это неудивительно, ведь в своей книге Марш поделился своими размышлениями, примерами из медицинской практики. Эксперты были поражены сенсационной цифрой – целевой аудиторией должны были стать только медицинские работники. Однако на сегодняшний день книга переведена на 17 языков.

Так о чём пишет Генри Марш в «Не навреди»? Врач говорит о том, что совершая ошибки или сталкиваясь с ошибками других людей, мы обычно успокаиваем себя общими фразами вроде «человеку свойственно ошибаться». Но утешат ли эти слова того, кто стал жертвой некомпетентности? Принесут ли они облегчение врачу, который не смог помочь?

Пациенты хотят верить, что специалист, который будет делать операцию, на своём рабочем месте абсолютно непогрешим и всемогущ. По их мнению, он не устаёт и не может чувствовать себя плохо, а уж тем более – не отвлекается на посторонние мысли. Но каково же на самом деле быть хирургом и знать, что именно от твоих действий зависит жизнь человека? Этот вопрос рано или поздно задаёт себе каждый нейрохирург. Генри Марш размышлял над этими вопросами на протяжении всей своей карьеры. Итогом размышлений стала эта книга – откровенная, захватывающая и пронзительная. Главная идея этой книги Марша укладывается в два слова: «Не навреди».

Особых секретов писательского мастерства у Генри нет. Журналистам он рассказывает о том, что главное правило хорошего писателя – чтение большого количества книг. Упоминает и о том, что его лучший друг – это кнопка Delete. Ещё одно важное правило – никогда не использовать два слова там, где вполне возможно обойтись одним. У нейрохирурга Генри Марша нет причин украшать свой текст большим количеством прилагательных, метафор. Дело в том, что он ежедневно наблюдает множество историй прямо на рабочем месте, так что поводов для написания заметок у него достаточно. Именно поэтому книга «Не навреди» написана просто и доступно, что и «цепляет» читателей.

Фрагменты интервью

Вы стали врачом поздно, когда вам было за 30. Почему решили сменить профессию?

– Решение стать врачом не в последнюю очередь стало неким бунтом против отца. Папа был профессором в Оксфорде. То, что я тоже пошёл изучать экономику и политологию, казалось мне слишком автоматическим решением.

В первые годы работы испытывали страх?

– Я и сейчас боюсь. Не так смерти пациента, как увечья. Есть вещи, которые хуже смерти. Это неполноценность человека после операции. Паралич. Главное, что нужно врачу, – быть честным с собой и с пациентом. Иногда врачи обманывают сами себя. Честность в профессии – моё Евангелие. В английской культуре глубоко укоренена идея честности. Мы называем это fair play (честная игра. – Фокус).

Как так вышло, что вы, практикующий хирург, написали книгу?

– Я вел дневник начиная с 13 лет. В последние годы моей хирургической практики это стало своего рода терапией. Ведь моя работа довольно экстремальна – в нейрохирургии часто решается вопрос жизни и смерти. Мне не хотелось, чтобы весь этот уникальный опыт исчез.

Когда было решено сделать из моих записей книгу, я предполагал, что получится необычное в своей честности и открытости произведение. Но такой небывалой популярности среди обычных читателей, а не только медиков, я не ожидал.

Я прочел множество рецензий на книгу и обнаружил, что больше всего людей привлекает в ней честность. Тогда у меня возник логичный вопрос: почему быть честным для врача непривычно? Думаю, успех книги свидетельствует о том, что людям не хватает правды.

Во что государству стоит инвестировать деньги в первую очередь?

– Сегодня фармацевтические компании производят огромное количество лекарств, которые не лечат рак, а лишь на несколько месяцев продлевают жизнь. Причем все рекламные кампании таких лекарств используют изображения молодых людей, в то время как рак – это болезнь пожилых. По сути, речь идет о том, что огромные деньги тратятся, чтобы немного продлить жизнь стариков. Стоит ли это того?

Гораздо интересней, с моей точки зрения, обратить внимание на недавние открытия ученых. Исследования показывают, что секрет долголетия не только в здоровом образе жизни, отказе от курения, умеренном потреблении алкоголя и физических нагрузках, но также в хорошем образовании, социальном статусе и профессиональной занятости. Сделать людей здоровыми может не столько медицина, сколько образовательные и социальные программы.

Чем больше средств тратишь на медицину, тем больше она требует. Врачи всегда хотят иметь больницы побольше и оборудование получше. Но в интересах общества способствовать увеличению количества людей с хорошим образованием, которые принадлежали бы к среднему классу. Теоретически такая инвестиция могла бы сэкономить государству много денег в будущем. Но дело в том, что результаты предпринятых в этом направлении шагов будут заметны лишь через 30–40 лет. А политики беспокоятся лишь о краткосрочной перспективе трех-четырех лет, отделяющих их от ближайших выборов.

Вы говорите о раке как о болезни стариков, но мы все чаще слышим о довольно молодых людях, ведущих здоровый образ жизни, но тоже заболевших.

– Они в меньшинстве. Риск появления заболевания в тысячу раз выше, когда вам 70 лет, чем если вам 20. Люди просто стали чаще говорить о своих болезнях публично, статистика не подтверждает ваших слов.

В таком случае каков ваш совет тем, кто хотел бы прожить долгую и здоровую жизнь?

– Получить хорошее образование, принадлежать к среднему классу, не курить, умеренно потреблять алкоголь и много заниматься спортом.

А если все это не сработает?

– Значит, вам просто не повезло. Мне, например, повезло. Я родом из хорошей семьи, бросил курить 20 лет назад, бегаю каждый день.

Кстати, существуют убедительные доказательства того, что владение иностранным языком сокращает ваши шансы заболеть слабоумием. Но в этом я, конечно, проигрываю своим друзьям из Украины, которые разговаривают на украинском, русском и английском. Англичане ленивы, ведь на их языке говорят почти все.

Как изменилась нейрохирургия за последние годы?

– Стало меньше разрезов, травм. Появилось больше микроскопов, микрокамер и экранов. Но главное в том, что появились методы, которые предотвращают операции, если прийти к врачу вовремя. 
Когда я был молодым и зелёным, однажды наблюдал, как коллеги делали операцию при аневризме аорты мозга. Оперировали на сосудах при раскрытом черепе. Я был шокирован, насколько это деликатная, захватывающая и опасная работа. А через несколько лет такое вмешательство стало не нужным. Появились технологии, которые упрощают работу врача.

Есть ли у вас любимые виды операций?

– Те, которые избавляют человека от ужасной боли. Какое-то время пациент может не чувствовать опухоли. А вот, скажем, при невралгии тройничного нерва такая боль, что смерть считают наградой. Операция излечивает это навсегда, за один раз. Облегчение колоссальное. Тогда я особенно счастлив. Кстати, первым в Украине такую операцию сделал именно я. Потом приглашал ваших врачей в Лондон, чтобы научились. Теперь без труда делают всё сами.

Что нужно, чтобы стать профессиональным хирургом?

– 15 лет ежедневной тяжёлой работы, чтобы стать среднего уровня нейрохирургом. Чтобы стать высококлассным, пожалуй, вдвое больше. Один известный британский врач много лет назад сказал: «Хирург должен иметь стальные нервы, сердце льва и руки женщины». А я думаю, что главное – иметь рядом коллег-профессионалов. Тех, кто указал бы на ошибки.

Много ли современная наука знает о мозге? Что ещё остаётся неизвестным?

– Многие говорят: мозг работает, как компьютер. На самом деле это клише. Мозг – структура невероятно, просто необъятно сложная. Наука изучила нейроны, клетки мозга. Но мы даже не приблизились к тому, каким же образом мозг мыслит. Мы не знаем той точки, где появляется сознание. Это пока невозможно объяснить научными терминами. Однако факт, что все эти процессы – исключительно физиологический процесс. Человеческое поведение зависит от комбинаций генетических факторов. Не менее зависит от того, что нас окружает. Если полностью здорового ребёнка с первых лет жизни окружить теми, кто всё время молчит, ребёнок не заговорит. Если спросить меня, верю ли я в жизнь после смерти, я скажу: нет, не верю. Многим это не нравится.

Какое событие в своей жизни вы считаете главным?

– Если говорить о моем пути в нейрохирургии, то это то, когда я впервые наблюдал за операцией на мозге. Я был молодым врачом и именно тогда принял решение заняться нейрохирургией.

Секреты долголетия от британского нейрохирурга

В одном из недавних интервью Генри Томас Марш поделился секретами долголетия, которые он сумел выявить.

Среди них следующие:

  • получение хорошего образования;
  • принадлежность к среднему классу;
  • умеренное употребление алкоголя;
  • регулярные занятия спортом;
  • изучение иностранных языков.

Генри говорит – владение хотя бы одним иностранным языком существенно сокращает шансы заболеть слабоумием. Очень важно заниматься спортом. Сам Марш еженедельно пробегал не менее 60 километров. Однако после травмы колена врач был вынужден отказаться от бега, заменив его физическими упражнениями. Их он совмещает с регулярными поездками на велосипеде – на протяжении последних 40 лет мужчина не использует никакой другой вид транспорта! Нейрохирург советует отказаться от курения и уж тем более употребления наркотических веществ.  

Видео



Источники